Гвидо из Квентовица — Новые рассказы — Тимофей Ермолаев. Творчество

Гвидо из Квентовица

В апреле, когда солнце начало пригревать по-настоящему жарко, рыбак Онгуль выловил в море большущую рыбину. Мальчишки, проказничавшие на берегу, заметили улов и огласили воздух дикими радостными криками, которые привлекли внимание остальных. Когда лодка Онгуля причалила к пристани, его там уже ждал парень с поручением. Пойманную щуку следовало за соответствующее вознаграждение доставить на кухню герцога Агэтуса. Наверное, кто-то посчитал недопустимым, если рыбой таких размеров будет обедать или ужинать какой-нибудь простолюдин. Рыбак Онгуль почесал затылок и отдал слуге герцога пойманную диковину, получив взамен несколько серебряных монет. С сильными мира сего не поспоришь.

Главный повар герцога, господин Крас, поручил приготовление щуки своему помощнику Шерборту. Ибо сам господин Крас не мог снизойти до того, чтобы трогать своими белыми ухоженными руками скользкие серые рыбьи внутренности. Шерборт уверенными взмахами ножа вспорол рыбине живот и увидел нечто странное, похожее на полоску то ли дерева, то ли металла. Находка была в три пальца шириной, длиной в локоть и тонкая, словно нож повара. С одной стороны было небольшое отверстие, забитое грязью. Шерборт осторожно потёр полоску пальцем, потом решил промыть её под водой. По мере того как слизь и грязь смывались с находки, она становилась всё прозрачнее и прозрачнее. Полоска была из стекла, причём стекла такого прозрачного, что, когда она очистилась полностью, её стало почти не видно. Лишь по тяжести в руке да по солнечным бликам от неё можно было утвердиться в её существовании.

Шерборт отнёс загадочную находку господину Красу, а уже тот, тряся пухлым обвисшим животом, побежал с ней к самому герцогу.

Герцог Агэтус с опаской взял полоску с подноса.

— Осторожнее, государь, она с краёв острая, — предупредил Шерборт, последовавший за главным поваром.

Герцог не любил загадок. Вернее, он не любил неразгаданных загадок. Поэтому он приказал найти человека, который смог бы разгадать тайну стеклянной полоски, найденной в рыбе.

* * *

Неутомимый странник Гвидо решил остановиться в гостинице города Страндбурга. Хозяйка гостиницы, суровая женщина в простой одежде, намётанным взглядом оценила его вид.

— Гвидо из Квентовица? — переспросила она, когда путешественник назвал себя. — Как это, чёрт возьми, пишется?

— Позвольте… — Гвидо повернул к себе книгу, в которой собирались начертать его благородное имя, взял из рук хозяйки затасканное перо и сноровисто вывел: «qvito or qventovize».

Хозяйка показала гостю его комнату, и Гвидо, переодевшись, ушёл прогуляться по городу. Вскоре в гостиницу нагрянули солдаты.

— Любезная, — обратился к хозяйке неулыбчивый лейтенант. — Не у тебя ли остановился человек, именующий себя Гвидо из Квентовица?

Вежливое обращение не предвещало ничего плохого, но хозяйка не спешила:

— Кто это?

— Он невысокого роста, одет, скорее всего, в синий плащ, и на голове — шляпа с пером.

Описание в точности совпадало.

— Да, остановился у меня такой… — хмуро призналась хозяйка. — Пошёл погулять, скоро вернётся.

— Герцог приглашает господина Гвидо во дворец к ужину! — объявил лейтенант.

«Важный господин», — подумала хозяйка о постояльце.

* * *

Герцогу доложили, что знаменитый Гвидо из Квентовица действительно находится в Страндбурге. Герцог Агэтус, поручив охрану находки двум верным гвардейцам, в нетерпении ходил по дворцу из комнаты в комнату. Герцогиня предложила супругу сыграть в вист, но после первой же взятки герцог отбросил карты, извинился перед партнёрами и прекратил игру. Наконец, герцог пришёл в башню со стеклянной крышей, в которой располагались солнечные часы, сел там в кресло и начал следить за течением времени. Тень медленно описывала круг по циферблату. Незаметно для самого себя герцог уснул, и когда слуги пригласили его ужинать, некоторое время не мог понять, кто он такой.

Гвидо ещё не прибыл, но шпионы сообщили, что Гвидо несколько часов назад вернулся в гостиницу и приказал хозяйке вычистить его самый лучший плащ. Герцогу пришла в голову мысль проверить, действительно ли путешественник является тем, за кого себя выдаёт. Поскорее, чтобы успеть до его прихода, он переоделся в платье попроще.

— На кого я теперь похож? — спросил он придворных.

— О, вы, как всегда, божественны! — наперебой заголосили те.

— Идиоты, — выругался герцог. — Подойди-ка сюда, — подозвал он пажа. — Похож ли я в таком наряде на герцога?

— Увы, государь, — поклонился паж. — Смею заметить, что ваша золотая цепь и перстни не дают усомниться.

Когда Гвидо из Квентовица ступил в главный зал дворца герцога, сам герцог стоял в толпе придворных, ничем не выделяясь среди них. Находку же положили на длинном столе так, чтобы её совсем не было видно, что оказалось совсем нетрудно благодаря её прозрачной сущности.

К путешественнику приблизился паж.

— Господин, — сказал он, почтительно поклонившись, — вам предстоит узнать, кто пригласил вас сюда, и ради чего вас пригласили.

Путешественник улыбнулся.

— Слишком много раз я подвергался подобным испытаниям, — сказал он негромко.

Все сохраняли почтительную тишину, поэтому каждое его слово было явственно слышно.

— Объект, ради которого я здесь, лежит на столе, — продолжал Гвидо, — но отсюда, из этой точки, мне его не видно, и мне нужно подойти ближе к столу, чтобы увидеть и сказать, что это. Кто же позвал меня сюда — это, конечно же, герцог Агэтус, троюродный брат императора. Пусть эта безделушка укажет мне его…

С этими словами он выпустил из рук маленький чёрный шарик. Тот покатился по начищенному паркету к толпе придворных, все в ужасе ринулись в стороны. Все, кроме герцога. Герцог Агэтус спокойно стоял и смотрел, как шарик подкатился к его ногам и остановился. Потом он наклонился, поднял шарик и осмотрел его.

— Каучук, — разочарованно вырвалось у него.

— Ваше высочество, — с улыбкой поклонился Гвидо.

Герцог подозвал пажа и вернул на грудь золотую цепь, а на пальцы — перстни, без которых он чувствовал себя весьма неуютно. Вдобавок, в одном из перстней был особый камень, защищавший от воздействия злых сил.

— Простите за этот маскарад, уважаемый Гвидо, — сказал герцог уже после этого. — Просто я не мог поверить, что столь знаменитый человек, как вы, почтил мой город своим визитом…

— Но вы, ваше высочество, наверное, знаете, что я постоянно путешествую, — заметил Гвидо. — Рано или поздно я всё равно оказался бы тут.

— Да, конечно, — не стал спорить герцог. — Но всё же, не могли бы вы рассказать нам о нашей находке?

Гвидо сделал пару шагов к столу, а потом на его лице появилась улыбка, и он уверенно подошёл к тому месту, где лежала невидимая находка.

— Интересно, — пробормотал он, наклоняясь к столу.

Все столпились вокруг него.

— Что это? — нетерпеливо спросил герцог.

Гвидо наклонился к самому столу, потом провёл, не касаясь, над ним рукой. Казалось, он не решается взять стеклянную полоску в руки.

— Что это? — повторил герцог. Он любил, когда на его вопросы отвечают сразу же.

— Это гальдрасакс, — ответил наконец Гвидо. — Волшебный нож, выточенный из вулканического стекла и специальным способом обработанный. На него наложено заклятие.

— Какое?

— Заклятие убийства, — зловеще произнёс Гвидо.

Наконец он решился и взял стеклянный нож в руку.

— Изготовитель ножа пишет на нём имя человека, которого этот нож должен убить, — пояснил он. — Но имя это прочитать уже невозможно. Могу только сказать, что это не моё имя… — тут он опять улыбнулся, — …и не имя вашего высочества, иначе вы были бы уже мертвы.

— Но как узнать, чьё тут имя?

— Быть может, было бы разумнее уничтожить нож, ваше высочество? — спросил Гвидо.

— Нет, я хочу знать, кого должен убить этот нож, — тоном, не терпящим возражения, сказал герцог. — Может ли быть такое, что человек этот уже умер?

Гвидо посмотрел на нож, повернул его так, чтобы на нём отразился свет ламп.

— Нет, он ещё жив.

Он окинул взглядом зал. Потом, не обращая внимания на почтительно расступившихся придворных, Гвидо подошёл к трону и устремил взор на крюк в стене. На таких крюках по периметру зала висели рыцарские щиты, свидетельство ушедшей эпохи, но этот крюк был почему-то пуст.

— Принесите верёвку, — попросил Гвидо. — И колокольчик.

Когда его просьбу исполнили, он проверил верёвку на прочность, а потом пояснил:

— Здесь, в основании ножа, есть отверстие. Я подвешу на верёвке нож и колокольчик. Если к вашему трону подойдёт человек, которого должен убить этот нож, колокольчик зазвенит. А следующим, что вы услышите, будут предсмертные крики умирающего — нож сорвётся с привязи и убьёт свою жертву.

С помощью гвардейцев Гвидо повесил это страшную конструкцию на крюк.

— А если этот человек умрёт раньше, стекло почернеет… — закончил он.

— Уважаемый Гвидо, примите мою благодарность, — сказал удовлетворённо герцог. — Вместе с приглашением отужинать в нашем присутствии.

— Ваше высочество, почту за честь, — Гвидо поклонился.

* * *

Через несколько дней Гвидо покинул город. Всё так же, налегке. Он щедро расплатился с хозяйкой, подхватил сумку и…

— Гвидо из Квентовица, ты правда умеешь летать? — спросила хозяйка гостиницы.

Путешественник остановился в дверях, улыбнулся, но ничего не ответил.

* * *

Сердце герцога с разрешением тайны стеклянного ножа не обрело покоя. Каждое утро герцог приказывал одному из слуг проверить, не почернело ли невидимое лезвие. Каждый день герцог приглашал к себе отобедать или отужинать всё новых и новых людей…

Колокольчик молчал.

7 апреля 2009 г.



© Тимофей Ермолаев