Сказка о Злом Сказочнике — Сказки злого сказочника — Тимофей Ермолаев. Творчество

Сказка о Злом Сказочнике

Оглавление

1. Сон

Жил-был Сказочник, который не умел рассказывать хорошие, добрые сказки. Все его сказки получались страшными и злыми, от них хотелось заплакать и куда-нибудь убежать. Поэтому дети, завидев на улице тощую фигуру Сказочника, бросали в него камни и кричали что-нибудь обидное. А родители этих детей очень редко приглашали Сказочника рассказывать сказки, только если дети в чём-то провинились. Изредка его звали во дворец, чтобы рассказать сказку юному Принцу, будущему Королю, сердце которого должно стать смелым и жестоким. То есть сказки Злого Сказочника почти никто не слушал, его самого никто не любил, и он тоже никого не любил. Он был очень бедным (ведь мало кто платил ему за такие сказки, родители редко наказывали своих детей, а Король был скуп), и частенько он ложился спать на голодный желудок.

Может быть, Сказочнику было бы легче, если бы у него был друг. Но друзей не было. Сказочник жил совершенно один. А ещё он не любил праздники. В такие дни все собирались вместе и поздравляли друг друга, а дети вели себя хорошо, и некого было воспитывать злыми сказками.

Так бы и продолжалось, если бы однажды Сказочнику не приснился удивительный сон. Вообще-то он давно перестал видеть сны, и лишь иногда ему снились чёрно-белые кошмары. Но этот сон был особенным. Сказочник будто бы летел над вечерним городом, и люди, завидев его, закрывали двери, а некоторые грозили ему кулаком и ругались вслед. И Сказочник решил навсегда покинуть город. Зачем оставаться там, где тебя никто не любит? Он ринулся прочь, дома вереницей пролетали под его ногами. И, когда почти все дома остались позади, на самой окраине он обратил внимание на дом, совсем маленький и заброшенный. Заросли густого дикого винограда опутали стены, а окна вместо стёкол были закрыты чёрными шторами.

«Интересно, я никогда не видел этого домика», — подумал Сказочник. Он опустился у самой двери и тихонько заглянул в замочную скважину. То, что он там увидел, поразило его. В комнате сидела маленькая девочка с золотыми волосами и нежным голосом пела песню. Сказочник так заслушался, что облокотился на дверь, и она открылась, а Сказочник очутился на пороге комнаты. Он сразу же хотел уйти, но тут девочка обернулась.

— Здравствуй! — улыбнулась она Сказочнику. — Тебе вовсе не обязательно стоять там. Если хочешь, можешь зайти и послушать мою песню.

— Ты, видно, не знаешь, кого приглашаешь, — угрюмо ответил ей Сказочник. — Я рассказываю злые сказки.

— Может быть, всё дело в тех, кто окружает тебя? Неужели ты не знаешь ни одной доброй сказки? А хочешь, я подарю тебе песню?

— Ты наверняка поёшь всем без разбору, доброе создание, — недоверчиво усмехнулся Сказочник. Он никак не решался поверить этой маленькой девочке, хотя ему очень хотелось это сделать.

— Мои песни для всех, — сказала девочка. — Просто их не все слышат…

Она подошла к Сказочнику, взяла его за руку и запела. Он хотел оттолкнуть её и уйти, но вдруг услышал, что девочка поёт о нём. Это была очень красивая песня, а ведь для него никто никогда не пел. Сказочник заплакал. Впервые за долгие годы у него было так спокойно на душе.

Он проснулся от холода. Утро ещё только начиналось, на улицах переругивались заспанные дворники. Всё было как обычно, но вместе с тем что-то было не так. Сказочник сидел в смятой постели, обхватив голову руками. Он никогда не забывал сказок, а тут… он никак не мог вспомнить ни слов, ни мелодии волшебной песни из сна. Он помнил только то, что эта песня была чудо как хороша, и как ему было хорошо, когда он слышал её. А уже через минуту он забыл лицо маленькой девочки из заброшенного домика.

Сказочник испугался, поняв, что сон и девочка с золотыми волосами вот-вот совсем исчезнут из его памяти. И он позабудет даже, где находится этот дом, увитый диким виноградом.

Сказочник вскочил, быстро оделся и побежал по улицам утреннего города. Дворники удивлённо смотрели ему вслед, некоторые из них крутили у виска пальцем.

Сказочник меж тем приближался к заветному месту, сердце его взволнованно стучало, он ещё не знал, что скажет этой необыкновенной девочке, ему просто очень захотелось увидеть её снова, посмотреть в её глаза, послушать её песню. На самой окраине города он свернул за угол и остановился как вкопанный. Дома с чёрными шторами здесь не было. Тут вообще никогда не было никакого дома, был только пустырь, поросший мхом и трилистником.

Сначала Сказочник не мог в это поверить, ведь сон был так реален. Он сел на жухлую траву на краю пустыря и задумался. И чем дольше он думал, тем больше злился. «Зачем я прибежал сюда? — укорял он себя. — Ведь то был просто глупый сон. Да и детей таких просто не бывает». Он стал припоминать девочек, которым рассказывал сказки. Все они были дурнушки, замарашки, глупышки, трусишки и плаксы, и вместо волшебных песен они пели своим дурацким куклам с пуговичными глазами никчёмные песенки про принцев и принцесс, или про тринадцать великанов с гор, или ещё про какую-нибудь ерунду.

«Что же теперь делать?» — подумал Злой Сказочник; сердце его опять ожесточилось. Он попробовал сочинить для себя самого злую сказку о золотоволосой девочке из сна, но у него ничего не получилось. Сказочник просто не знал, что делать, и потому решил спросить совета у своего двоюродного брата.

2. Волшебник Ворон

Да-да, у Злого Сказочника был двоюродный брат, двоюродный брат Злого Сказочника был волшебником, и, как это ни странно, двоюродный брат Злого Сказочника был злым волшебником. То есть Ворон (а именно так звали этого двоюродного брата) никогда не делал людям ничего доброго, а волшебники, которые никогда не творят добра, ведь злые, не так ли? Конечно, у Сказочника были и другие родственники, но они жили так далеко, что о них можно и не вспоминать. А волшебник Ворон жил недалеко от города, в расселине между двумя скалами.

Вообще-то, давным-давно, лет десять, а может быть, и сто тому назад, Сказочник и волшебник поссорились, и при встрече пообещали друг другу сделать что-то очень плохое. Но с тех пор столько воды утекло… Злой Сказочник затянул потуже ремень на урчащем от голода животе и пошёл к своему двоюродному брату.

Тем временем на землю опустились сумерки и подул холодный и колючий ветер. Сказочник плотнее закутался в свой плащ, но плащ был старый и протёртый, поэтому скоро Сказочник совсем замёрз. До расселины идти было ещё далеко, а поблизости не было ни дома, ни костра. Лес постепенно сгущался, было темно, холодно. Но темнота и холод были бы не так страшны, если бы Сказочник не был одинок. Грустные мысли наваливались на него, и он злился оттого, что не мог в них разобраться. «Не нужны мне никакие золотоволосые девочки, — думал он, — мне вообще никто не нужен. Мне совершенно всё равно, был этот маленький домик на самом деле или нет. И песен я не люблю». И тут он опять вспомнил маленькую девочку из дома, увитого плющом. Она улыбалась ему доброй ласковой улыбкой. «Нет, она такая же, как все, — убеждал себя Сказочник. — И с чего бы вдруг она пела мне песню просто так? Наверно, она хотела посмеяться надо мной». От этих мыслей Сказочнику стало совсем плохо. Может быть, поэтому он не желал признаться, что больше всего на свете ему хотелось найти ту удивительную девочку.

С этими мыслями Сказочник не заметил, как дошёл до расселины. Он уже собирался постучать в дверь, как вдруг на плечо ему легла холодная рука. Он вздрогнул и обернулся. Позади него стоял его брат Ворон.

«Интересно, помнит ли он старые обиды? — подумал Сказочник, не подав и виду, что испугался. — А ведь он очень опасен. Может призвать оживших мертвецов, и мне тогда придётся несладко».

«Давно я его не видел, — думал в свою очередь Волшебник. — Интересно, не по поводу ли старой ссоры он явился? Сказочники — они ведь тоже немного волшебники, от них всего можно ожидать».

— Здравствуй, брат, — первым нарушил молчание Волшебник; его глаза опасно блестели, а в волосах, иссиня-чёрных, как вороново крыло, нет-нет, да проскакивали искры.

— Здравствуй, брат, — точно так же ответил Сказочник. — Мне нужна твоя помощь. Мне нужен твой совет.

— Знаю, — сказал Ворон, хотя на самом деле он ничего ещё не знал; все волшебники так делают.

Зловещие огоньки в глазах Ворона погасли, он вздохнул. Помогать кому-то, пусть даже и двоюродному брату — как это скучно… А давать советы (особенно правильные советы) — не так просто…

— Посмотри мне в глаза, — сказал Ворон, их взгляды встретились, и Волшебник на долю мгновения увидел в самой глубине глаз сказочника маленькую фигурку в белом платьице и с чудесными золотыми волосами. Но видение сразу исчезло. «Жениться тебе, дурень, пора», — грустно подумал Ворон, но вслух сказал:

— Вижу, что тревожит тебя, брат. Из мира духов тебя посетило некое существо с золотыми волосами и магическими песнями. Наверное, это был гном. И оно, это существо, околдовало тебя, и не будет теперь у тебя покоя, пока…

— Пока? — переспросил Сказочник.

— Это видение может растолковать только женщина, — после недолгого раздумья сказал Ворон. — Жалко, что у меня не осталось ни одной жены. Их у меня было восемь. Или десять? Я уже не помню.

«Наверное, все были достаточно любопытны, чтобы заглянуть в запретную комнату, — подумал Сказочник. — Когда мы разругались, у него была только четвёртая».

— Что с ними со всеми случилось? — спросил он.

— Я их съел, — с довольной ухмылкой ответил Ворон.

— Как? — удивился Сказочник. — Полностью?

— Нет, — Ворон вздохнул. — Частично. Они все до одной были невкусными. Или же я просто не умею готовить.

И Волшебник громко расхохотался, запрокинув голову вверх, и смех его был похож на карканье птицы. А у Сказочника в эту минуту в голове родилась сказка, которая называлась «Сказка об одном волшебнике и его неразумных жёнах».

— Нет, их было девять, — насмеявшись, сказал Ворон. — Итак, вот мой совет: плыви в гости к нашей тётке, которая живёт на Стеклянном Острове, она растолкует твоё видение и поможет тебе.

— К тёте Альбе? — задумался Злой Сказочник. — Что ж… Спасибо! Прощай, Ворон.

— Прощай, брат, — сказал Волшебник.

Спускаясь в долину крутыми каменистыми тропинками, Сказочник думал: «Жалко, что он не предложил мне поесть. Интересно, не пустит ли он за мной вдогонку какое-нибудь страшилище?»

Ворон же, наблюдая за постепенно удаляющимся братом, думал вот что: «Зря я его не покормил. Он выглядит таким несчастным. Может, пустить по его следам пару оживших скелетов для веселья?» Все злые волшебники так шутят. Но он не сделал этого.

— Нет, одиннадцать, — сказал он самому себе.

Темнело, солнце скрылось за изрезанным скалами горизонтом; Волшебник проводил его взглядом. Потом он сказал: «Ворон спал в ущелье скал», — и действительно ушёл спать в свой домик.

3. Путешествие начинается

Сказочник, заночевавший в небольшом леске, граничившим с неприступными скалами, проснулся, когда солнце стояло уже высоко. В эту ночь его не посмели беспокоить сновидения, поэтому он хорошо выспался. Зевая, он протёр глаза и встал, накинув на плечи мятый плащ. Сияние солнца, щебетание птиц, бестолковая суета насекомых в воздухе и под ногами — всё это не улучшило его настроения. Сказочник был голоден. И щедрый лес тут же напоил и накормил его: на соседней полянке Сказочник нашёл как кристально чистый родник, так и густые заросли малинника. Сказочник хватал вкусные ягоды целыми горстями и тут же отправлял их в рот. Вместе с этим он думал: «Странно, но сейчас я чувствую себя почти счастливым. С чего бы это? Может быть, потому, что у меня в жизни появилась цель — повидать мою престарелую тётушку? Хм…» Дальнейшие размышления и пиршество Сказочника прервал недовольный рёв появившегося на поляне медведя. Сказочнику не оставалось ничего иного, как покинуть это гостеприимное место, помахав на прощание мишке рукой.

* * *

В порту царило затишье. На волнах у пристани тихо покачивались парусники, над водой лениво и величаво парили чайки. Сказочник подошёл к ближайшему судну, трёхмачтовой шхуне с паровым двигателем, и довольно приветливо обратился к мрачному бородачу в капитанской фуражке, который стоял на корме и поплёвывал в воду:

— Добрый день, капитан! Скажите, пожалуйста, ваш корабль не идёт случайно к Стеклянному Острову? Думаю, вы слышали про такой…

Капитан, не переставая поплёвывать, осмотрел нашего Сказочника, волею судеб ставшего ещё и странником, и сказал всего одно слово:

— Нет.

«Чёрный дельфин», — прочитал Сказочник на борту («Красивое название!»), пожал плечами и по дощатому настилу пристани направился к следующему судну. Так он безрезультатно обошёл все парусники. Впрочем, не совсем безрезультатно, кое-что Сказочник узнал. Он возвратился к «Чёрному дельфину» и вновь побеспокоил бородача:

— Извините, капитан. Мне очень жаль, но те корабли имеют совсем неподходящие мне пункты назначения. Однако мне стало известно, что ваш славный «Дельфин» выходит завтра утром с грузом шоколада на борту и берёт курс на Полуночный Порт. А Стеклянный Остров лежит по вашему маршруту, и скорее всего, вы будете там пополнять запасы пресной воды. Так возьмёте меня пассажиром?

Капитан Уграк (так его звали) мрачно заметил:

— Кое-кому давно следовало бы укоротить язык… Гром и молния! Но тебя, сухопутная крыса, я не хочу брать на борт.

Сказочнику пришлось пропустить оскорбление мимо ушей.

— Мне очень нужно…

— Плата за проезд — пять золотых, — уступил немного капитан.

— У меня вообще нет денег, — признался Сказочник. — Но, возможно, я пригожусь вам в будущем. Помните сказку о льве и муравье?

Услышав слово «сказка», капитан побледнел и чуть не уронил в воду свою расшитую золотом фуражку.

— Не надо сказок, — попросил Уграк. — Знаешь, почему я не хочу помогать тебе, Злой Сказочник? Я расскажу. В детстве я очень любил сказки, но ещё больше любил рисовать, и собирался стать, когда вырасту, художником. Я рисовал бы драконов, принцесс, рыцарей и стал бы знаменитым… Но когда мне было пять лет, я чем-то провинился, и… ты рассказал мне одну из своих сказок. Про Скользкое Чудовище из Картины. Помнишь?

Сказку Сказочник, конечно же, помнил, а вот капитана Уграка в пятилетнем возрасте — нет. Сказочник вообще плохо запоминал людей. Они появлялись и исчезали из его жизни, а сказки оставались. А Сказка о Скользком Чудовище из Картины даже не была сказкой — давным-давно в Городе действительно произошёл такой кошмарный случай, но все уже забыли о нём… Все, кроме сказочника.

— После твоего рассказа мне опротивели сказки, — продолжал капитан; голос его был грустен. — Я так испугался, что порвал все свои картины, сломал кисточку и выбросил краски. И не стал знаменитым художником… Потому ноги твоей не будет на борту моей шхуны.

Сказочник задумался. Первое препятствие на его пути. Легко ли его преодолеть? Или нужно повернуть?

— Капитан, — после небольшого раздумья сказал Сказочник, — если ты откажешь мне, я расскажу новую сказку. Из тех сказок, которые я никогда не рассказываю детям…

Это была серьёзная угроза. Но капитан Уграк захохотал, хотя руки его с такой силой стиснули планширь, что пальцы побелели от напряжения. Сказочник зло улыбнулся.

— Это будет сказка о чернобородом капитане и морских чертях…

— Ты не посмеешь! — закричал Уграк, быстро закрыв уши руками. — Я тебя не слышу! Ты меня не запугаешь!

Но Сказочник, не обращая внимания ни на истошные крики капитана, ни на сбежавшихся к причалу ротозеев, удобно устроился прямо на досках, и…

— Жил-был один капитан. У него была густая чёрная борода, нос картошкой и красивая фуражка с золотым якорем…

— Прекрати! — Уграк действительно был напуган не на шутку. — Я передумал. Завтра на восходе солнца мы отправляемся, но не опаздывай, иначе мы уплывём без тебя, и ты будешь сам в этом виноват.

Сказочник вскочил и вежливым поклоном поблагодарил капитана. Но Уграк так и не успокоился. Перепуганный и злой он шагал по палубе, грыз кончик чёрной бороды и думал: «На борт я тебя возьму, так уж и быть. Но на Стеклянный Остров ты не попадёшь. Проверим, едят ли акулы сказочников, особенно таких, как ты!»

Когда погрузка была закончена, судно медленно двинулось в путь. Странным было то, что эта огромная плавающая машина покидала пристань без единого звука, даже не издав прощального гудка. Матросы молча занимались своим делом, помощник капитана стоял у штурвала, только Сказочника и капитана не было видно на палубе. Башни города не успели скрыться из виду, а на судне уже воцарилась тревожная атмосфера. У каждого в душе было какое-то неясное предчувствие беды. Тем временем капитан Уграк сидел в своей каюте и рюмка за рюмкой пил спиртное, стараясь не думать о прошлом, которое так близко подобралось к нему. Он почти физически ощущал присутствие того, о чём все эти годы старался забыть. Ему казалось, что его прошлое плывёт на шхуне вместе с ним, за стенкой в соседней каюте, где спал Сказочник.

4. Остановка

На пятый день пути, когда ничто не предвещало неприятностей, паруса шхуны бессильно обвисли. Как обычно, когда парусник попадал в штиль, помощник капитана, по совместительству и главный механик, попытался запустить паровой двигатель. Провозившись полчаса, он выполз на палубу, перепачканный в машинном масле и злой как чёрт.

— Зовите капитана, — сказал он. — Сдаётся мне, дело тут нечисто.

Вскоре на палубе появился капитан Уграк. Он покачивался, будто палуба под его ногами ходила ходуном. Сейчас невозможно было узнать в нём бывшего мальчика, который рисовал красками принцесс и хотел стать знаменитым художником. Посмотрев на беспомощно обвисшие паруса, Уграк выругался и спросил:

— Почему двигатель не работает? Если кто-то забыл купить уголь, бросьте этого мерзавца в топку!

— Капитан, у нас полно угля. Двигатель… он просто не запускается, — помощник капитана развёл руками.

— В топку! — заревел Уграк. — Юнга, возьми швабру и поболтай ею за бортом.

Юнга нагнулся за борт и вдруг вскрикнул, швабра выпала у него из рук:

— Капитан, капитан!

— Чего там?

Юнга не ответил, он весь побледнел от ужаса. Уграк отшвырнул пустую бутылку, неожиданно быстро подошёл к нему, наверное, чтобы отвесить затрещину, но, поддавшись любопытству, тоже посмотрел за борт, в морские глубины.

— Вот что, парни… — сказал он неожиданно твёрдым голосом. — Я знаю, в чём тут дело. Тащите сюда коробку с шоколадом!

— Будем топить шоколадом? — тихо рассмеялся кто-то.

Капитану было не до смеха. Когда ему принесли тяжёлую коробку, украшенную разноцветными картинками, он принял её и, недолго думая, швырнул за борт, так что только брызги полетели. Они немного подождали. Ничего не происходило. Капитан, грозно нахмурив густые брови, задумался.

— Приведите-ка сюда этого сказочника! — приказал он, наконец, но уже не так уверенно.

— Бросим его в топку? — спросил кто-то.

Через минуту из своей каюты появился Злой Сказочник. Один из матросов немилосердно подталкивал его в спину. Лицо Сказочника было заспанным, он ничего не понимал.

— Спустите шлюпку на воду и посадите сказочника в неё, — приказал Уграк.

— Стойте, капитан! — Сказочник встревожился. — А как же наш договор?

— К дьяволу все договоры! — отрезал Уграк. — Смотри: полный штиль, а двигатель почему-то не запускается.

— Вы ошиблись — я ничего не трогал, ничего не ломал.

— Дело не в этом, — перебил его капитан. — Мы не пойдём дальше, пока не отдадим морю то, что оно хочет. Или кого оно хочет.

— Меня? — изумился Злой Сказочник.

Капитан Уграк кивнул. Вскоре Сказочник оказался один в маленькой лодке, постепенно отдалявшейся от шхуны. И тут задул ветер, который становился всё сильнее. Паруса ожили и затрепетали. Одновременно с этим судовой двигатель вдруг подал признаки жизни и громко запыхтел. Расстояние между парусником и лодчонкой начало стремительно увеличиваться.

— Прощай, Сказочник! — прокричал капитан Уграк. — Не поминай лихом! И напоследок: мы не собирались останавливаться на Стеклянном Острове! Я не знаю, где он находится! Старые карты врут, на новых его нет, а сам я там был ещё юнгой, много лет тому назад. Прощай!

Злой Сказочник молча провожал их взглядом. Вскоре парусник с подлым капитаном скрылся за горизонтом. Вокруг Сказочника расстилалась бесконечная водная гладь. Как ни напрягал он зрение, не мог разглядеть ни острова, ни корабля. Злой Сказочник был один-одинёшенек.

Вдруг ему показалось, что он слышит чей-то смех. Он оглянулся. «Наверное, вот так и начинают сходить с ума», — подумал он. И в то же мгновение лодку подбросило в воздух, она раскололась надвое, а Злой Сказочник упал в воду. Но зато теперь он был уверен, что смех ему не почудился, он даже успел заметить большой рыбий хвост, блеснувший на солнце. Море было довольно тёплым. Но вот плащ Сказочника, намокнув, стал невыносимо тяжёл и начал тянуть своего хозяина ко дну. Пришлось от него избавиться, как и от сапог. Держаться на воде стало значительно легче, но вот что делать дальше?

— Ты не сможешь плавать вечно, — услышал он позади себя мелодичный голос.

5. Русалки

Сказочник, неловко размахивая в воде руками, повернулся и увидел русалку. У неё было милое личико со светло-зелёной кожей и длинные волосы цвета изумруда. Лишь глаза были жёлтыми, словно расплавленное золото. Сказочник похолодел. За свою жизнь он рассказал слишком много сказок о прекрасных и жестоких русалках.

— Здравствуй, — несмело сказал он.

Русалка рассмеялась и скрылась под водой. Вместо неё вынырнули две другие.

— Скоро ты умрёшь и навсегда останешься с нами, — сказала одна из них.

На миг Сказочнику показалось, что он вновь слышит в голове песенку девочки из домика, увитого плющом.

— Опускайся на дно, — сказала третья русалка. — У нас есть свежий шоколад.

— Я не могу, — ответил Сказочник. — Мне нужно на Стеклянный Остров.

«Нельзя дать им понять, кто я такой», — подумал он между тем.

Из волн выглянула новая русалка, а потом ещё две.

— Стеклянный Остров? — переспросила вторая русалка. — Такого острова не существует.

— Существует, — возразил Сказочник. — Я там родился. И там живёт моя тётка.

— А-а-а, — протянула та же русалка; похоже, она была среди них главной. — Так вот кто ты такой…

Русалки исчезли под водой, но вскоре опять появились на поверхности, окружив Сказочника.

— Ты постарел, Сакамар, — сказала главная русалка. — Время летит так незаметно…

Уже очень давно никто не называл его этим именем.

— Неужели мы знакомы? — пролепетал Сказочник, он начал уставать.

Русалки звонко засмеялись.

— Неужели он всё забыл?.. — сказала одна из них.

— Ш-ш-ш! — предупредительно оборвала её главная русалка.

Она подплыла к Сказочнику и положила руку на его плечо.

— Ты скоро утонешь, — сказала русалка. — Но есть один старый уговор. Мы кое-чем обязаны старухе Альбе.

— Она не так уж стара, — возразил Сказочник, но русалка заставила его замолчать, дотронувшись до рта холодным пальцем.

— Ты давно не был дома… — морская девушка вздохнула. — Мы тебе поможем, но только в обмен на услугу.

— Какую?

— Ты должен сочинить про нас добрую, волшебную сказку.

— И чтобы про любовь, — добавила другая русалка.

Главная русалка одарила подругу строгим взглядом и спросила:

— Согласен?

— А если я не смогу?

— Если ты сомневаешься, то оставайся с нами, — холодно сказала русалка и толкнула его под воду.

Злой Сказочник, вновь оказавшись на поверхности, долго откашливался — он немного наглотался солёной воды.

— Разве можно отказать такой хорошенькой девушке, — сказал он, наконец.

— Тогда прощай, — и главная русалка скрылась в море.

Остальные же, посмеиваясь, приблизились к Сказочнику вплотную. Кто-то схватил его за руки, кто-то — за ноги. Он чувствовал прикосновение холодных хвостов, покрытых чешуёй.

— Мы поплывём быстро, — сказала одна русалка. — Постарайся не захлебнуться.

И они поплыли, рассекая морскую гладь. Со стороны, наверное, это было странное зрелище — будто у человека с десяток рыбьих хвостов. Брызги, морская пена летели в разные стороны.

Через час русалки остановились. Сказочнику показалось, что они решили передохнуть, но одна из них указала пальцем куда-то вперёд и сказала:

— Вот он, твой остров. Будь добр, доплыви до него сам.

Злой Сказочник поблагодарил девушек.

— Прощай, Сакамар! — крикнула одна из русалок.

С сильным всплеском они исчезли из виду.

Сказочник лёг на спину и слабо замолотил ногами по воде. Медленно, но верно он приближался к острову.

— Сакамар… — вдруг прошептал кто-то.

Это была желтоглазая русалка, которую он увидел первой. Похоже, она оторвалась от подруг. Она плыла рядом с ним.

— Сакамар, поцелуй меня, — тихо попросила она.

— Я не могу, Арианна, — также тихо ответил Злой Сказочник; откуда-то он вспомнил её имя.

Русалка грустно улыбнулась.

— Тогда… напиши сказку! — неожиданно сердито закончила она и сильно ударила его хвостом. Больше он её не видел.

6. Стеклянный Остров

Стеклянный Остров оказался совсем не таким, как запомнил его Злой Сказочник. Во-первых, он стал гораздо меньше. Во-вторых, стекло, из которого была сделана большая его часть, обесцветилось, а кое-где и вовсе потускнело. Теперь он выглядел вовсе не как волшебный остров из сказки, теперь Стеклянный Остров навевал грусть. Вдобавок, кое-где стекло попросту разбилось, и там и сям теперь торчали осколки. Злой Сказочник, ступив на остров, сразу же поранил себе босые ступни, каждый шаг теперь давался ему с трудом. На стекле за ним оставались окровавленные следы. Но зато он, кажется, придумал новую сказку. И, похоже, это была совсем не злая сказка, разве что очень печальная, сказка о маленькой русалочке, которая влюбилась.

Злой Сказочник, морщась, прислонился к стеклянному дереву и принялся вытаскивать из ног вонзившиеся осколки.

— Мяу! — услышал он. — Привет, Сакамар!

На поляну перед ним вышел, потягиваясь, большущий кот. Он тоже был стеклянный. Вот только стекло, из которого было отлито его тело, потемнело от времени. Одно ухо у кота было сколото, как и кончик стеклянного хвоста.

— Наконец-то ты вернулся, — промурлыкал он. — У меня не осталось уже никаких сил…

— Мне нужно повидаться с тётей Альбой, — сказал Злой Сказочник.

Кот важно кивнул.

— Ступай за мной, — торжественно сказал он.

И они пошли вглубь острова — стеклянный кот впереди, Сказочник хромал позади. Они миновали аллею, которая некогда выглядела, наверное, весьма впечатляюще, потом поднялись на небольшой холм и остановились.

— Вот, — сказал кот и отошёл в сторону.

Злой Сказочник увидел плиту из хрусталя. На ней было одно слово: «Альба».

Сказочник бессильно опустился на колени. Вновь ему на миг показалось, что он слышит песенку золотоволосой девочки.

Солнце, играя в ветвях стеклянных деревьев и кустов, медленно опускалось за линию горизонта. Темнело. Старый кот осторожно подошёл к Сказочнику и свернулся клубочком возле него. Сказочник лёг на бок, обнял кота и уснул.

* * *

Утром, едва забрезжил рассвет, Злой Сказочник открыл глаза. Стеклянный кот уже проснулся, он сидел неподалёку и вылизывал лапу.

— Доброе утро, Сакамар! — промурлыкал он.

Сказочник не ответил. Бросив прощальный взгляд на хрустальную плиту, он спустился с холма. Кот увязался за ним. Оказавшись на берегу, усеянном битым стеклом, Сказочник остановился.

— Идём, позавтракаешь, — предложил кот. — И переодеться тебе не мешало бы.

В другой части острова, куда привёл его кот, Сказочник нашёл маленький стеклянный дом. Согнувшись, он вошёл сквозь низкую дверь и увидел накрытый стол. Консервы, фрукты, ягоды и бокал вина — вот и всё угощение. На одном из стульев он обнаружил аккуратно сложенную одежду, по всей видимости, недавно выглаженную.

Злой Сказочник переоделся. Кот обиженно фыркнул:

— Мог бы и сказать мне спасибо!

— Извини! Спасибо! — Сказочник погладил гладкую стеклянную голову кота и сел за стол.

Кот устроился на другом стуле. Пока Сказочник утолял голод, он делал вид, что вычёсывает блох, которых у него никогда не было.

— Что будешь делать? — спросил стеклянный кот, когда увидел, что его гость насытился.

— Не знаю, — признался Сказочник. — Вернусь туда, откуда пришёл.

— А как же Стеклянный Остров? — кот прыгнул на стол. — Пойми, Сакамар, остров не может существовать без волшебства. Как только ты покинешь его — он уйдёт на дно. Потому что у меня сил не осталось. Взгляни на меня!

Кот действительно выглядел старым и усталым. Казалось, ещё немного — и он разобьётся вдребезги. Сказочник пригубил вина и ответил:

— Я ведь не волшебник…

— Ты тоже чуть-чуть волшебник! — сердито мяукнул кот.

Злой Сказочник замолчал. Кот, осторожно переступая через столовые приборы, подошёл и ткнулся носом ему в плечо.

— Сакамар, я скучал по тебе… — его голос стал мягче. — Ты действительно не можешь остаться?

Сказочник не ответил.

— У всех у нас свой путь, — сказал кот. — Тебе, наверное, пора.

— Куда? — Сказочник поднял голову. — Я не знаю, куда идти.

— Скорее, скорее, — засуетился вдруг кот. — Возьми этот ларец — отдашь его Клавдии.

— Кому? — не понял Сказочник.

— Да поскорее же, она ждать не будет! Это твой единственный шанс!

Они выбежали из дома, Сказочник еле поспевал за стеклянным котом. Новые ботинки, правда, оказались ему как раз впору, но израненные стеклом ступни продолжали нестерпимо болеть.

— Вот! — кот остановился и посмотрел вверх.

По небу плыли облака. Сказочник ничего не понимал.

— Отдашь ларец девчонке, — сказал кот.

«Золотоволосой девочке из моего сна?» — подумал Злой Сказочник, но через минуту осознал свою ошибку, потому что увидел ту, о ком говорил кот.

Это была девочка-подросток, вся в блестящих одеяниях, струящихся по её телу, даже волосы у неё блестели металлом. Она внезапно возникла перед ними.

— Вот, — сказал кот девочке, — как договаривались…

— Ты будешь моим пассажиром? — спросила Клавдия, равнодушно смерив Сказочника взглядом.

Голос её тоже отдавал металлом, а в глазах сверкали электрические искры.

— Идём, — сказала она и протянула ему руку.

Злой Сказочник не мог поверить своим глазам, но через минуту он оказался на облаке. Это было не обычное облако, вдали он увидел какое-то величественное строение. Небесная девочка забрала у Сказочника ларец и, не оборачиваясь, пошла к своему дворцу. Сказочник же осторожно, шаг за шагом, приблизился к краю облака и глянул вниз. Стеклянный кот отсюда казался крошечным. Злой Сказочник помахал ему рукой. И тут на его глазах весь Стеклянный Остров задрожал и в одну секунду исчез в море, подняв фонтан брызг. От него остались лишь круги на воде, которые вскоре тоже пропали.

7. На облаке

Когда Сказочник вошёл в замок, расположенный на облаке, Клавдия посмотрела на него, как на букашку, и спокойно сказала:

— Ничего не трогай здесь. Или я убью тебя.

Она сидела за длинным столом. Наверное, в этом зале могло одновременно собраться на роскошный пир сотня человек, но сейчас здесь была одна небесная девочка. Сказочник сел на один из свободных стульев (он оказался из металла) и задумался. Похоже, двоюродный брат послал его неверной дорогой. Но сворачивать было уже поздно. Возможно, в конце своего пути он найдёт ответы на все вопросы, которые его мучили.

Клавдия молчала, глядя куда-то вдаль. Порой она вообще мало походила на живого человека. И, хотя черты её лица были абсолютно правильны, её сложно было назвать красивой. Сказочник попробовал было развлечь её разговором, но она презрительно посмотрела на него и сказала:

— Вздор всё это.

Больше он не пытался заговорить с ней. Когда ему наскучило сидеть в зале (тишина становилась слишком гнетущей), он вышел прогуляться по облаку. Внизу слабо шумело море. Вверху пробегали другие облака, с виду совсем обычные, не такие, как их облако. Злой Сказочник лёг, растянувшись на мягкой пружинящей поверхности, положив под голову руку. Он почувствовал себя отрешённым от всех земных печалей и помыслов. Может быть, он навсегда останется здесь, будет лежать на облаке, смотреть в никуда, ни о чём не думать и никуда больше не стремиться?

Когда небо почернело и покрылось звёздами, Сказочник всё так же лежал на спине и смотрел вверх. Он не заметил, как уснул.

* * *

Проснулся Злой Сказочник от гудения ветра. Облако вместе со всеми своими обитателями мчалось по грозно потемневшему небу куда-то вперёд. Сказочник побежал к замку и в его широко распахнутых воротах столкнулся с хозяйкой. Клавдия выглядела устрашающе. Её длинные волосы стояли дыбом и словно жили своей собственной жизнью, глаза небесной девочки побелели и сверкали, а по всему её телу пробегали электрические разряды.

— Не приближайся! — предупредила она его. — Опасно для жизни!

Сверкнула молния. Сказочник, ослеплённый, отступил назад.

— Сегодня я славно повеселюсь! — услышал он торжествующий голос Клавдии, после чего прозвучал громовой раскат.

Безмятежная, как казалось поначалу, жизнь на облаке обратилась в кошмар. Молнии следовали одна за другой, грохот разрывал барабанные перепонки.

— Прячься в замке, глупый человек! — крикнула Клавдия.

Злой Сказочник не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Следующая молния сверкнула прямо у его лица, а потом… казалось, его разорвало на тысячи кусочков. Сказочник потерял сознание.

* * *

Ему снова приснилась девочка с золотыми волосами. Она сидела в своём домике и вязала на спицах, но не пела.

— Спой, прелестное дитя, — попросил Сказочник.

Девочка улыбнулась, отрицательно покачала головой и ответила:

— Не сейчас…

Он пришёл в себя. Первое, что он увидел — это было лицо Клавдии. Сейчас жительница облака была тиха, печальна и даже стала как будто меньше ростом. Сказочник лежал на берегу озера, а Клавдия сидела рядом на круглом камне и ждала, пока он очнётся.

— Ты не умер, — сухо сказала она, заметив, что он открыл глаза.

— Кажется, ещё нет…

Всё тело Сказочника ломило. Одежда вроде бы осталась цела, но вот когда он дотронулся до своего лица, то обнаружил, что брови и клок волос впереди начисто сгорели.

— Не стоит благодарности, — произнесла Клавдия, когда он привёл себя в порядок и начал умываться в озере. — Тут неподалёку есть город. Прощай!

И без лишних слов она исчезла, наверное, вернулась на своё облако, в своё одиночество.

8. Город Радости

Клавдия не обманула — Злой Сказочник без труда вышел на дорогу, увидел указатель со стрелкой и надписью «Глэдистон» и вскоре добрался до города. Возможно, когда-то он уже бывал здесь — все города для него были на одно лицо. Везде жили одинаковые люди с одинаковыми заботами и пороками.

Только сейчас Сказочник обнаружил, что девочка с облака оставила ему тяжёлый кошелёк с монетами. «Она не так уж черства», — подумал он. В голове у него родилась новая сказка.

Город Глэдистон был увешан флагами, где-то слышалась музыка. Люди, попадавшиеся Сказочнику на улице, были нарядно одеты, их лица светились радостью. По всей видимости, здесь был какой-то праздник.

Сказочник решил на пару дней остановиться в гостинице, осмотреться, узнать, что к чему. Хозяин гостиницы спросил его имя, записал его в своей потрёпанной книге и попросил задаток. Когда на стол перед ним Сказочник положил золотую монету, он проверил, не фальшивая ли она, потом усмехнулся и произнёс:

— Неужели злые сказки начали приносить хороший доход?

Сказочник смутился.

— Могу помочь подзаработать, — хозяин гостиницы подмигнул. — Я знаю кое-кого, кому нужно рассказать злую сказку. Одна маленькая проказница…

«Неужели я нашёл её здесь, в этом городе? — изумился Сказочник. — Ведь говорят же, что от судьбы не уйдёшь».

— Её зовут Элиза, — продолжал хозяин. — Она дочь придворного алхимика. У неё есть младший брат, которого она очень любит пугать. Думаю, её отец хорошо заплатит, если ты покажешь ей, что значит по-настоящему страшная сказка.

Разумеется, Злой Сказочник не собирался пугать золотоволосую девочку (если, конечно, это была она), но сделал вид, что принимает предложение. Хозяин гостиницы пообещал договориться на следующий день о его визите во дворец.

— Она ведь красиво поёт? — на всякий случай уточнил Сказочник.

— У Элизы очень приятный голосок, это правда, — подтвердил хозяин. — Прямо ангельский. Она в нашем городе знаменитость.

Хозяин позвал свою жену и попросил её показать гостю комнату на втором этаже.

Весь день Злой Сказочник не находил себе места, ночью он тоже плохо спал. Утром, проснувшись, он вновь услышал весёлую музыку. Когда хозяин принёс ему завтрак, он спросил:

— У вас в городе и сегодня праздник?

Хозяин широко улыбнулся и ответил:

— Так у нас каждый день праздник. Не зря же наш Глэдистон называют «Городом Радости».

— Наверное, жить здесь не так плохо… — заметил Сказочник.

— Это самый лучший город! — убеждённо сказал хозяин. — Только живя здесь, понимаешь, что каждый день нашей жизни может быть праздником! Кстати, тебя ждут во дворце к полудню. Можно было бы и раньше, но в десять часов утра пройдёт казнь мятежного графа.

— Казнь? — переспросил Сказочник.

— Ему отрубят ноги, руки, а потом голову. Ой! — хозяин осёкся. — Ну вот, проговорился. Вообще-то способ казни никогда не разглашается. Это должна быть приятная неожиданность.

— Да уж… — пробормотал Сказочник.

— Весь город соберётся на представление. Хочешь попасть в первый ряд?

Сказочник вежливо отказался — он не любил столпотворения. Хозяин добродушно пожал могучими плечами и оставил его в одиночестве. Злой Сказочник без аппетита позавтракал, потом попросил у хозяина писчей бумаги и перо и, запершись в комнате, начал что-то писать.

Через некоторое время он услышал, что музыка смолкла, её сменила барабанная дробь, а потом раздались торжествующие крики. А потом вновь заиграли музыканты. «Похоже, некий граф только что лишился жизни», — подумал Сказочник и решил спуститься на первый этаж. Вскоре в дом вернулись хозяева, они весело обсуждали представление на главной площади Глэдистона.

— А ты заметила, когда кровь хлестнула на зрителей, жена булочника завизжала, словно дитя? — хозяин захихикал.

— Это была хорошая казнь, — сказала хозяйка. — Хотя я люблю, когда происходит что-нибудь смешное. Помнишь, когда сжигали ведьму, она так потешно дёргалась?

— Нет! — убеждённо рубанул воздух рукой хозяин. — На хорошей казни кровь должна хлестать во все стороны, я тебе говорю! Кровь — это и есть наша жизнь.

Злой Сказочник не посмел прерывать обсуждение.

— Сегодня струя была куда сильнее, чем когда отсекли голову мельнику, — заметила хозяйка. — А ведь граф Боно по сравнению с мельником просто заморыш!

— А когда казнили эфиопа? — вспомнил хозяин. — Кровь прямо выплеснулась фонтаном, все первые ряды окропила!

— Ну, скажешь, эфиопа, — хозяйка сняла с головы праздничный платок и занялась хозяйством. — Эфиопы — они ж вообще не люди, просто какие-то демоны в человечьем обличье.

Хозяин обратил внимание на Сказочника, похлопал его по плечу и сказал:

— Зря ты не пошёл. А на завтра тебе занять местечко?

— А завтра что будет? — изумился Сказочник.

— Гвардейцы, наконец, поймали разбойника Горислейва — завтра его повесят.

— Ты опять проговорился! — упрекнула мужа хозяйка.

— У вас каждый день казни? — не мог поверить своим ушам Сказочник.

— В Городе Радости каждый день — праздник! Хочешь вина?

9. Элиза

Около полудня Злой Сказочник явился во дворец. Понятное дело, что его впустили не через парадный вход. Гвардеец в вышитом золотом мундире провёл его тёмным коридором в одну из башен, где Сказочника встретил немолодой уже мужчина в чёрном костюме. Он пожал Сказочнику руку:

— Много слышал о вас, правда, полагал, что вы уже покинули этот бренный мир, — скороговоркой пробормотал он. — Меня зовут Герсимер, я отец Элизы…

Придворный алхимик выглядел неважно, глаза его лихорадочно блестели, а пальцы рук дрожали.

— Моя дочь… она много проказничает… пугает всех ужасными историями, — продолжал он. — Я полагаю, что вы можете оказать мне услугу и посодействуете в воспитании дочери.

— Да, я могу, — кивнул Сказочник.

— А мне сейчас нужно убегать, — сказал Герсимер. — У меня множество дел. Весьма важных дел, да! Рождение магистериума не терпит отлагательства… А Элиза сейчас придёт…

И, продолжая бубнить что-то маловразумительное, алхимик удалился. Послышались лёгкие, быстрые шаги. Злой Сказочник задержал дыхание. Скрипнула тяжёлая дверь, и он, наконец, увидел Элизу. Она была совсем не похожа на золотоволосую девочку из сна. Сказочник еле сдержал вздох разочарования.

У Элизы были тёмные длинные прямые волосы, острый носик, её тёмные умные глаза смотрели настороженно. Одета девочка была в старое тёмно-коричневое платье. В руке она держала керосиновую лампу.

— Добрый день, Злой Сказочник! — вежливо поздоровалась она.

— Здравствуй, Элиза!

— Мой отец, как я понимаю, решил, что твои сказки пойдут на пользу моему воспитанию? — спросила девочка. Странно было слышать, что ребёнок говорит по-взрослому.

— У меня разные сказки…

Элиза недоверчиво хмыкнула.

— Ну, пойдём. Думаю, моя комната нам подойдёт. А почему ты не присутствовал на казни? Я тебя в толпе высматривала.

— Мне кажется, Элиза, это было не слишком подходящее зрелище для маленькой девочки, — сказал Сказочник.

— Может быть, — не стала спорить Элиза. — Неужели на старости лет Злой Сказочник стал читать морали? Но зато я хорошо усвоила, как легко одни люди могут отнять жизнь у других людей. Порой из-за какой-то ерунды.

Комнатка Элизы была крошечной, тут стояли две детские кроватки, в маленькое окошко с трудом пробивались лучи солнца.

— У принцессы Маргариты комната побольше и посветлее, — сказала Элиза, бросившись на одну из кроватей. — Но я не жалуюсь. Давай, начинай рассказывать. Дашь мне потом автограф?

Сказочник почувствовал себя сбитым с толку. Почему-то слова застревали у него в горле. Элиза, вопросительно изогнув бровь, посмотрела на него.

— Жил-был сказочник, который не умел рассказывать хорошие, добрые сказки… — начал он, наконец, повесть, но тут же Элиза бесцеремонно перебила его:

— Погоди-ка! Это ты про себя рассказываешь? А закончится всё тем, что ты сидишь в моей комнате, а я лежу на кровати, а ты рассказываешь мне эту сказку? Прекрати, это не ново! Мне неинтересно. То есть, возможно, твои приключения занимательны, но…

— Мне почему-то не хочется пугать тебя, Элиза…

Элиза рассмеялась и сказала:

— Думаю, мой отец заплатил тебе, чтобы ты рассказал мне нечто кошмарное! Я потом буду пересказывать эту сказку моему глупому брату Петеру.

— Ты не любишь своего маленького братца?

— Я его ужасно люблю! — и Элиза снова засмеялась.

Злой Сказочник задумался.

— Может быть, рассказать тебе сказку о Грустном Художнике и Красной Комнате?

— Страшную?

— Да.

Девочка не удержалась и подпрыгнула на кровати от восторга. Сказочник грустно выдохнул и начал:

— Жил-был молодой художник…

И стены комнаты Элизы волшебным образом вдруг приобрели красноватый оттенок…

10. Сказка о Грустном Художнике

Жил-был молодой художник. Он был красивый и жизнерадостный. Он любил рисовать красивые пейзажи и красивых людей, и картины у него получались тоже красивые. Однажды его позвали нарисовать портрет одной молодой девушки. Увидев её, он сразу же полюбил её, и портрет её был самым лучшим портретом в его жизни. Король даже хотел забрать этот портрет себе и повесить в своей галерее, но его позвали в крестовый поход, и он уехал.

А художник сделал девушке предложение, и они поженились. У художника была своя комната, светлая и с большими окнами, и молодожёны поселились в ней. Жили они весело и счастливо, но, к превеликому сожалению, недолго. Молодая жена заболела и скончалась. Художник был убит горем, с этого дня он навсегда опечалился, и все стали звать его Грустным Художником.

Спустя некоторое время после похорон он понял, что не в силах больше смотреть на чудесный портрет и изрезал его ножом на мелкие кусочки, как и другие картины, которые оказались в комнате. А потом художник взял ведёрко с красной краской и покрасил комнату, стены, пол и потолок в красный цвет. Так прошёл первый день.

На второй день он взял ведёрко с чёрной краской и нарисовал на красных стенах какие-то тени. Чёрные линии складывались в причудливые узоры, но пока ещё нельзя было сказать, что из этого получится.

На третий день художник взял ведёрко с белой краской и стал рисовать на стенах белые линии. И, когда он закончил, оказалось, что стены Красной Комнаты украшены изображениями всяческих уродов и чудовищ, с длинными когтями и острыми клыками, но страшнее всего была женщина с телом змеи и извивающимися щупальцами, нарисованная напротив окна.

Художник сам не понял, как получилось то, что он нарисовал. В ужасе он сел на табурет напротив женщины-змеи и замер. Так он просидел несколько часов, до самого захода солнца. В сумерках, ему вдруг показалось, что нарисованные на стенах щупальца шевельнулись.

— Этого не может быть! — сказал художник.

И тут нарисованная женщина с телом змеи открыла глаза, и все монстры на стенах пришли в движение. Со всех сторон к нему потянулись когти и щупальца. Женщина-змея убила Грустного Художника, а чудовища разорвали его тело на мелкие кусочки и сожрали их. Красный пол залила тёплая липкая кровь.

Когда же наступило утро, все ужасные картинки вернулись обратно на стены. Прошёл день. На следующем закате нарисованная женщина снова зашевелилась. Но так как в комнате уже никого не было, жадные щупальца потянулись из комнаты наружу, на улицу. Они схватили там полицейского, который совершал ежевечерний обход, затянули его внутрь, и снова в комнате началось кровавое пиршество.

И так происходило каждый вечер, когда начинали сгущаться сумерки. Один за другим стали исчезать люди. Пелена страха накрыла город. Никто не знал, что делать с нарисованными щупальцами. Наверное, скоро бы в городе не осталось ни одного жителя, если бы про Красную Комнату вдруг не узнала одна маленькая девочка.

Эта девочка была разумна не по годам. Она пошла к знакомому маляру, попросила у него на время ведро с белилами и кисть и отправилась в Красную Комнату. Конечно, она выбрала время пораньше, в яркий, солнечный день, и нарисованные щупальца оказались бессильны, они ничем не могли помешать ей. Девочка засучила рукава и начала белить стены, благодаря её стараниям, чудовища постепенно бледнели, исчезали.

Последним усилием девочка закрасила страшную женщину-змею. Причём она зарисовывала её трижды, покрыла её тремя слоями извёстки. Когда она закончила, наступил вечер. Девочка, уставшая, улеглась спать в этой же комнате и спала до утра. Чудовища её не потревожили.

Вот так маленькая девочка спасла город от Красной Комнаты.

11. Элиза (продолжение)

— …вот так маленькая девочка спасла город от Красной Комнаты, — с задором закончила Элиза.

— Погоди, это моя или твоя сказка? — изумился Злой Сказочник.

Он вдруг осознал, что сказку давно уже рассказывает не он, а девочка. Такого ещё никогда не случалось.

— Конец, — сказала Элиза, улыбаясь.

Пока Сказочник приходил в себя, она достала носовой платочек и начала вытирать руки — откуда-то на её пальцах появились пятна белой краски.

— Но сказка должна заканчиваться не так! — сказал Сказочник.

— Но теперь она заканчивается так, — невозмутимо ответила Элиза. — Или ты хочешь, чтобы я закончила ту сказку, которую ты начал рассказывать первой?

Увидев, что взрослый в недоумении, она вдруг вскочила и обняла его.

— Не печалься, — сказала она. — Ты ведь тоже так умеешь.

— Я не печалюсь, просто растерян…

— Всё ясно и понятно. Ты — знаменитый Злой Сказочник. А я — маленькая девочка, которая тоже любит рассказывать сказки. Хочешь чаю?

И, не дожидаясь ответа, она выскользнула куда-то за дверь. Когда она вернулась с заварочным чайником и чашками, Сказочник спросил:

— Может быть, ты дашь мне какой-нибудь совет?

Элиза налила ему в чашку горячий ароматный чай и лукаво улыбнулась.

— Нет. Я ведь не прорицательница. А скажи мне, сколько сказок ты знаешь?

— Много… — Сказочник слабо усмехнулся. — Могу рассказывать без перерыва несколько лет подряд.

— Ого! — девочка восхищённо округлила глаза. — И все из них злые и страшные?

Сказочник подумал и ответил:

— Нет.

Потом он допил чай, встал и протянул девочке стопку исписанных листов бумаги.

— Это тебе. Подарок.

— Это сказки? — Элиза прижала рукопись к груди. — Я уже умею читать.

— Да, сказки. Причём, как мне кажется, они не очень злые… здесь есть про русалочку, про замок на облаке и несколько других…

— Спасибо! — Элиза спрятала подарок под подушкой, а потом, подумав, заметила:

— Ты не должен мне отдавать сказки просто так. Вдруг я напечатаю их под своим именем и заработаю много денег?

— Что-что? — Злой Сказочник ничего не понял.

— Я ведь могу нарушить твоё авторское право, — попробовала пояснить Элиза, но увидела, что взрослый всё равно ничего не понимает.

— Мне пора, — сказал Сказочник.

— Я буду скучать, — сказала Элиза. — Ты не такой уж и злой. И выглядишь устало. Мой отец тебе уже заплатил?

— Не помню, — сказал Сказочник. — До свидания, Элиза!

Девочка ещё раз обняла Злого Сказочника, почему-то ей было очень грустно.

И они расстались.

12. Домик, увитый плющом

Злой Сказочник, покинув дворец, вскоре покинул и Город Радости. Он вышел из западных городских ворот и пошёл куда глаза глядят. Дорога, петляя, провела его через дремучий лес, небольшое селение рыбаков, потом Сказочник поднялся в горы и миновал перевал. Он нигде не останавливался. Встречные люди часто узнавали его, но делали вид, что не знают.

Путешествие длилось неделю, а может быть, и месяц. Сказочник не обращал внимания на течение времени. Оно потеряло для него значение. Злой Сказочник шёл на запад, пока не увидел стены ещё одного города. Это был город, из которого он начал своё путешествие. Он миновал окраину, ступил на столь знакомые улицы и, недолго думая, отправился домой. Странно, но сегодня никто из детей не метал ему в спину камней.

Подойдя к своему дому, странник остановился. Он не мог поверить в то, что видел. Как он мог забыть, что это его дом увит диким виноградом и плющом, что в его доме в окнах нет стёкол, а вместо них — чёрные шторы?

На внезапно ослабевших ногах Сказочник приблизился к двери, толкнул её и вошёл внутрь. В комнате он увидел девочку с золотыми волосами. Она сидела в его любимом кресле и, как в давнем сновидении, вязала на спицах. Увидев его, она отложила рукоделие и улыбнулась ему.

— Я тебя давно жду, Сказочник, — сказала она.

Он подошёл ближе.

— Теперь я могу снова услышать твою песню, доброе создание? — спросил он осипшим голосом.

— Конечно, Сакамар, — ласково ответила девочка. — Теперь самое время.

И она запела. Звуки чарующего голоса наполнили комнату. И снова, как тогда, во сне, Сказочник услышал, что она поёт о нём. Это была самая прекрасная песня, которая только могла звучать в его жизни. Но теперь это было наяву. Осчастливленный, он опустился на пол, у ног золотоволосой девочки, а она всё пела и пела. Он только сейчас понял, насколько сильно устал, за все эти долгие годы. Глаза Сказочника смежились, и он крепко уснул.

Девочка, чтобы не разбудить его, пела всё тише и тише.

Потом она взяла в руки то, что вязала, и перерезала нитку.

2001 г.; 3–6 марта 2009 г.



© Тимофей Ермолаев
© Anna Erm, иллюстрации